Тынянов Ю.Н.

"Герой Севера"

Тынянов Ю. Н. Заметки о лицейских стихах Пушкина // Пушкин: Временник Пушкинской комиссии / АН СССР. Ин-т литературы. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. — [Вып.] 1. — С.202.


202

Во вступлении к одному из своих первых эпических опытов, легкой сказке "Бова" (1815), Пушкин полемизирует против старой героической эпопеи и против попыток ее воскрешения, называя первостепенные имена эпических поэтов и рядом - имена бездарных эпигонов, знаменитых именно своей бездарностью:

Часто,  часто  я  беседовал
С  болтуном  страны  Еллинския,
И  не  смел  осиплым  голосом
С  Шапеленом  и  Рифматовым
Воспевать героев  Севера.

Далее следует ироническое перечисление Виргилия, Клопштока, Мильтона и Камоэнса. Стихотворение любопытно полемической смелостью шестнадцатилетнего поэта, не побоявшегося выступить именно против мировых общепризнанных имен. Так, "Болтун страны Еллинския" - никто иной, как Гомер. В самом деле, мировые имена Виргилия, Мильтона и Камоэнса были в литературном сознании XVIII и XIX веков ничем не меньшими, чем имя Гомера. Вместе с тем имена Шапелена и Рифматова (кличка Шихматова, автора поэмы "Петр Великий") представляет другой ряд имен - ходячие имена "бездарностей". Герои их поэм: Орлеанская Дева и Петр Великий - герои Севера.

Однако возникает другой, неожиданный ответ по поводу того, кто именно "с Шапеленом и Рифматовым воспевал героев Севера".

Это - реальная личность лицейской истории: гувернер С. Г. Чириков, неудачный поэт. М. А. Корф вспоминал о нем, что он "был поэт, впрочем еще более плохой, нежели гувернер и рисовальщик. Еще прежде лицея он писывал, но кажется не печатал, длинные трагедии в стихах, которые ходили и читались у нас в рукописях. Одна была под заглавием "Герой Севера", и кому-то из нас вздумалось это заглавие произведения перенести на самого автора. С тех пор, когда он был в хорошем расположении духа, мы всегда звали его "Героем Севера", и этот собрикет очень льстил его самолюбию" (Я. Грот, "Пушкин, его лицейские товарищи и наставники", СПб., 1899, стр. 233).

Думается, что Корф ошибся и что вряд ли это была трагедия; если судить по заглавию - это вернее всего поэма.

Любопытно, как конкретны и резки у Пушкина-лицеиста суждения о всей мировой литературе, как Гомер становится для него "болтуном", а в толпе мировых имен - встречаем лицейского гувернера.

----